• Командарм Лизюков - забытый Герой времен Великой Отечественной.

    7 мая 2009 года в Воронеже у памятника Славы, установленного на братской могиле защитников города были перезахоронены останки советского генерала, Героя Советского Союза Лизюкова Александра Ильича.
    Почему об этом советском военачальнике до сих пор так мало информации? Почему только спустя свыше 60 лет после его гибели, начались наиболее активные поиски захоронения этого забытого Героя той далекой войны?
    Вероятно, что в советский период, было крайне неудобно говорить обо всех тех событиях, связанных, прежде всего с наиболее тяжелыми поражениями нашей армии периода лета 1942 года, ведь тогда еще были живы многие военачальники непосредственно причастные ко всем тем, неудачным действиям наших войск на воронежском и сталинградском направлениях, в послевоенный период ими было написано множество мемуаров и переписывать их заново, естественно никто не хотел.
    Так кто он генерал-майор Лизюков? Что он такого успел совершить, за тот короткий период войны, в котором он принял участие, как он погиб? Почему то, к примеру, про «борца с большевизмом» предателя власова мы знаем гораздо больше, чем про командующего 5 ТА генерала Лизюкова, который 23 июля 1942г. так и не вернулся из своего последнего боя.
    Те не многие исторические исследования и воспоминания современников говорят о том, что это был очень грамотный и хорошо подготовленный по тем временам командир,
    родился А.Лизюков 13 (26) марта 1900 года в Белоруссии в г.Гомель в семье учителя, удивительная это была семья, в ней было трое братьев и все трое Лизюковых погибли в годы Великой Отечественной войны. Александр погиб в 1942 году под Воронежем, Пётр, будучи командиром артиллерийской бригады, в 1945 году в Восточной Пруссии, а Евгений, командуя партизанским отрядом им. Дзержинского Минского партизанского соединения в 1944 году. Пётр, как и Александр, был удостоен высокого звания Героя Советского Союза, а представление на Евгения так и осталось на бумаге.
    Свою военную карьеру Александр Ильич начал в 1919 г. в Красной Армии, как артиллерист, принимал участие в боевых действиях на фронтах гражданской войны, позднее после окончания автобронетанковой школы и академии им.Фрунзе, имея опыт службы на бронепоездах, стал танкистом. В конце 20-х и начале 30-х преподавал на бронетанковых курсах и кафедре моторизации и механизации в Военно - технической академии РККА им.Дзержинского и тем не менее, с преподавательской работы ушел , так как хотел служить в строю, в войсках.
    Начиная с 1933 г. А.Лизюков командует отдельным танковым батальоном, затем полком и наконец в1936 г. назначается командиром 6 отдельной тяжелой танковой бригады. Таким образом, по службе Александр Ильич продвигался довольно успешно, недаром про него сам начальник Генерального штаба РККА маршал Б.М.Шапошников сказал что это «Крепкий командир».
    В кадрах кинохроники за 1937 год, вся страна увидела, как на военном параде на Красной площади по брусчатке на высокой скорости промчался танк под названием «Киров», а в его открытом люке башни стоял Лизюков. После этого он стал известным на всю Красную Армию и его стали называть «летающий танкист». За успехи в формировании и обучении танковых подразделений и частей А. Лизюков был награждён орденом Ленина, а осенью 1935 года как один из лучших специалистов по бронетанковым войскам Александр Ильич был направлен во Францию в составе советской делегации военных наблюдателей на манёвры французской армии.
    Блестящий карьерный взлет завершился 8 февраля 1938 года, это когда А. Лизюков был арестован органами НКВД по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст.58-16, 58-8 и 58-9 УК РСФСР. В ходе следствия Александр Ильич подвергался жестоким пыткам и издевательствам, из 22 месяцев заключения 17 он провёл в одиночной камере.
    Под пытками признал себя виновным в участии в военном антисоветском заговоре, но никого из своих товарищей так и не оговорил и не дал на них показаний, затем от признательных показаний отказался, а вскоре все следователи по его делу и сами оказались арестованными, вместе со своим шефом Ежовым.
    Лизюкову повезло, он оказался в числе тех, наиболее талантливых военных, которых освободили в результате так называемой первой бериевской амнистии. В последствии при рассмотрении дела Военным трибуналом Ленинградского военного округа 3 декабря 1939 года он был полностью оправдан, восстановлен в звании и должности.
    24 июня 1941 года, на третий день после начала Великой Отечественной войны, полковник А. Лизюков был назначен заместителем командира 17-го механизированного корпуса, однако ситуация развивалась столь стремительно, что вступить в свою должность он так и не успел, прибыв 26 июня 1941 года в белорусский город Борисов, он поступил в распоряжение начальника гарнизона и действовал непосредственно под его командованием, вскоре А.Лизюков получил и свой первый боевой приказ на этой войне.
    А приказ, был один, возглавить стрелковую дивизию, командир которой не выдержал психологического напряжения войны и покончил с собой и удержать переправы через Днепр и Березину, основные события развернулись у так называемой соловьевской переправы, именно она стала местом жесточайшей схватки с решительно наступавшим врагом. Две наши армии (16-я и 20-я), изнемогая, дрались у Смоленска. Нить коммуникаций, по которым окруженным слали боеприпасы и пополненье, проходила с переправою через Днепр у села Соловьево. Именно это место стало самой драматической точкой в смоленском сражении. Сюда с двух сторон устремили свои удары немцы, стараясь стянуть горловину мешка. Командование нашего Западного фронта, в свою очередь, принимало все меры, чтобы кольцо на Днепре не замкнулось.
    Более десяти дней войска Лизюкова удерживали переправы через Днепр и Березину, ставшими спасением для отступающих войск фронта на Борисовско-Смоленском направлении. А.Лизюков со своей дивизией так и не дал немцам возможности захватить переправы, закрепиться на берегах реки, подтянуть резервы и встречать отступающие наши батальоны огнём. Командир дивизии со своей задачей справился на «отлично».
    Таким образом А,Лизюкову удалось остановить большие силы немцев под городом Борисов и на реке Березине, переиграть в тактике боя знаменитого танкового генерала Гудериана.
    Это про действия войск Лизюкова, после войны генерал-полковник Гот отметил в своих воспоминаниях: «Сопротивление, оказанное противником на Березине, и особенно под Борисовом, заставили сделать вывод, что русские пытаются остановить продвижение немецких войск. Оперативное построение нашей танковой армии не учитывало этой возможности».
    А.Лизюков стал настоящим Героем Березины и не только, полковнику А.Лизюкову «за умелое руководство боевыми действиями в районе Борисова и за личный героизм» 5 августа 1941 года, одному из первых в Отечественной войне, было присвоено звание Героя Советского Союза.
    В 1941 году воевать А.Лизюкову в основном приходилось в должности командира стрелковой дивизии, он участвовал в боях в северной части Украины, в районе г.Сумы, в обороне и в контрнаступлении под Москвой и воевал довольно успешно, в 1941 году таких командиров в РККА были единицы, таких кто не боялся брать на себя ответственность, обладал здравой инициативой и не стандартным мышлением.
    Наступивший 1942 год стал для Александра Ильича по настоящему роковым.
    В середине апреля1942 г. А. Лизюков получил приказ сформировать 2-й танковый корпус. По решению Ставки 2-й танковый корпус был включён в состав созданной 5-й танковой армии. В июне 1942 года генерал-майор А. И. Лизюков был назначен её командующим, армия дислоцировалась в полосе Брянского фронта.
    В мае удар врага в районе Харькова, оказался для нашего командования первой неожиданностью, так как немца ждали опять на московском направлении, а уже 28 июня 1942 года также неожиданно началось стремительное германское наступление и на Воронежском направлении, это оказалось второй неожиданностью.
    Командование Брянского фронта пребывало в полной растерянности, так как войска фронта стояли прямо на пути главного танкового удара немцев. Одновременно заволновались и в Ставке Верховного командования, так как поняли, что опять проспали направление главного удара германцев, необходимо было срочно перебрасывать 5-ю танковую, другие части и соединения под Воронеж. В начале июля, германская мотопехота, захватив мост через Дон ворвалась на улицы столицы Черноземья, таким образом началась битва за Воронеж.
    Как перебрасывать армию? Лизюков предложил совершить марш своим ходом в составе всей армии, двигаясь в ночное время, чтобы танковые бригады можно было ввести в бой одновременно, всем единым бронированным кулаком, однако Ставкой решение командарма было отвергнуто, решили наступить опять на те же грабли что и летом 1941 года под Дубно на Западной Украине, это когда советское командование свои механизированные войска вводило в бой по частям, в итоге угробили все свои лучшие мехкорпуса и танковые дивизии.
    В результате недальновидного решения Ставки, переброска танковой армии осуществлялась крайне медленно, было потеряно драгоценное время, столь необходимое для перегруппировки войск.
    В итоге получилась как в 1941г. под Дубно армию пришлось вводить в бой по частям, одна бригада еще только грузилась на железнодорожные платформы, другая выгружалась, третья совершала марш в район сосредоточения, а четвертая уже вела неравный бой с врагом и гибла батальон за батальоном, так что бронированного кулака не получилось, а была только слабая ладонь способная дать врагу только пощечину и не более того. Увы, но летом 1942 года воевать по настоящему Красная Армия все еще пока так и не научилась.
    Ставка, понимая, что германцам нельзя дать возможности перебросить их танковые части под Сталинград отдала приказ: танковое наступление под Воронежем продолжать любой ценой!
    Однако этот приказ ни Лизюкову, ни кому другому выполнить было уже не под силу. Штурмовая авиация противника безраздельно владела воронежским небом, мощная противотанковая артиллерия армейской группировки «Вейхс» поставила на пути наших наступающих танков смертельную преграду из САУ, 88 мм зенитных орудий, танков действующих из засад и других современнных ПТС стоящих на вооружении германского вемахта.
    У Красной Армии на начальном этапе сражения за Воронеж не хватало необходимого количества артиллерии да и пехоты было недостаточно, особенно мотострелков, тех кто мог сопровождать наступающие танки. В избытке были в основном только танки, которые шли и шли напролом, прогрызали оборону противника и гибли десятками от огня врага, вспыхивая яркими факелами на полях придонья. Стояла жуткая жара, вокруг день и ночь грохотала артиллерия, по словам очевидцев, Воронеж охватили пожары, на его улицах развернулись ожесточенные бои за каждый квартал, дом, этаж бойцы бились на смерть. Вскоре с севера начали подходить советские войска, которые начали спешно перебрасывать с московского направления, батальон за батальоном, полк за полком, дивизии и корпуса шли в бой прямо с колес, немцы, те из них кто пережил еще первую мировую, отмечали, что бои за Воронеж по своему накалу и ожесточенности чем то им напоминали сражение за Верден.
    Где-то 6 июля части 5-й танковой армии Лизюкова нанесли свой последний контрудар по левому флангу немецкой группировки.
    Хотя в целом наступательная операция 5-й танковой армии и завершилась неудачей, армия не выполнила всех поставленных перед ней задач и понесла тяжёлые потери. Однако части армии смогли в этой сложнейшей ситуации совершить главное, это максимально задержать смену немецких танковых соединений на пехотные, в результате в этом сражении за Воронеж была втянута большая часть 4-й танковой армии генерал-полковника Гота, что лишило её возможности развить наступление на юг вдоль Дона на Сталинград, Гитлер ставил этой танковой группе именно такую задачу, и она оказалась сорванной.
    Таким образом, немецкому командованию осуществить свой стратегический план не дали именно действия танкистов Лизюкова, которые в затяжных боях изматывали их силы. В июле 1942 года 5-я танковая армия сумела сковать боями две танковые и три пехотные дивизии противника. В итоге 5ТА сама понесла большие потери, в ходе боев под Воронежем она потеряла 261 танк и 7229 чел. своих бойцов и командиров.
    К 18 июля 5ТА была расформирована, а на ее базе было создано несколько танковых корпусов, в этот день по указанию Ставки командарм Лизюков подписал последний приказ о расформировании 5-й танковой на корпуса, а сам он становится командиром 2-го танкового корпуса.
    Из официальных источников известно, что в ночь на 23 июля 1942 года А. Лизюков получил приказ силами своего корпуса наступать вслед за уже прорвавшейся (как полагали) к Медвежье 148-й танковой бригадой. Выполняя приказ, А. Лизюков и комиссар 2-го танкового корпуса полковой комиссар Н. Ассоров на танке КВ вышли из Большой Верейки вслед за 26-й и 27-й танковыми бригадами, по рассказам очевидцев того боя, в ходе выдвижения танк Лизюкова был подбит, а он сам погиб.
    Согласно архивным документам генерал-майор Александр Ильич Лизюков погиб в бою 23 июля 1942 года у южного отрога рощи, что в 2 км южнее села Лебяжье (высота 188,5) Семилукского района Воронежской области В донесении о безвозвратных потерях от 2 октября 1942 года указана запись «убит 24-25.7.42». Место захоронения легендарного командарма нашли только спустя 65 лет после его гибели.
    Вечная память всем тем, кто до сих пор не вернулся из боя, всем тем бойцам и командирам Красной Армии, кто пал на поле боя, кого до сих пор так и не смогли найти.
    Автор Byrnas
    Ответить Подписаться