• Нет добыче никеля в Воронежском крае!

    Хопёр-никелеевый рудник

    Добыча никеля в Новохопёрском районе, о которой в последнее время так много говорят, всё больше тревожит жителей тех мест и некоторых экологов. Свои опасения они объясняют тем, что информация о добыче воронежского никеля в основном похожа на рекламу, а оценить реальную опасность работ крайне сложно. И это при том, что в руде вместе с никелем находятся ртуть и уран, отходы, образующиеся при добыче никеля, опасны, да и сам металл далеко не безвреден.

    Мнение «ЗА». «Минимизируем все негативные последствия»

    О том, что в нашей области находится последнее в Европе крупное месторождение никеля, воронежцы узнали внезапно. В январе 2011 года на встрече с премьер-министром Владимиром Путиным глава компании «Норникель» Владимир Стржалковский попросил премьера посодействовать в проведении конкурса на право разработки Еланского и Ёлкинского месторождений в Новохопёрском районе (находятся они неподалёку от села Елань-Колено и крохотной деревушки Ёлка). Спустя год с небольшим – в феврале 2012-го Роснедра этот конкурс объявили. Его результаты станут известны к 15 мая. По итогам конкурса в Новохопёрском районе в течение 14,5 лет должно быть построено горнодобывающее предприятие. Из земли предстоит извлечь около 450 тысяч тонн никеля.

    Губернатор Алексей Гордеев в марте 2012 года заявил, что добыча никеля приведёт к серьёзным вливаниям в экономику Воронежской области. По словам губернатора, областной бюджет от этого будет получать по 2,5 млрд рублей ежегодно (при том, что ежегодный размер региональной казны – порядка 50 млрд руб). Что же касается Новохопёрского района, то он, по мнению Гордеева, может стать одним из передовых районов области в плане социально-экономического развития. В качестве примера губернатор привёл Россошанский район, где есть ОАО «Минудобрения».

    По мнению Алексея Гордеева, оснований для беспокойства за экологию района и области в целом нет.

    - Мы минимизируем все негативные последствия для экологии, - обещает глава региона. – Речь идёт только лишь о добыче никеля. Никакого завода по выплавке металла у нас не будет.

    Начальник регионального отдела геологии и лицензирования департамента недропользования по ЦФО Александр Плаксенко добавил к этому, что самой вредной, действительно, считается выплавка, а не добыча никеля. По его словам, в заявках претендентов на разработку никелевых месторождений есть и природоохранные мероприятия, которые оценит госэкспертиза.

    Мнение «ПРОТИВ». Отходы переработки и «мёртвая вода» останутся в Новохопёрске

    Заверения чиновников вовсе не успокаивает работников Хопёрского заповедника и членов движения «Экология21», появившегося в Борисоглебске. И те и другие упирают на то, что официальные лица недоговаривают. Ведь в Новохопёрском районе будут заниматься не только добычей, но и так называемым первичным обогащением никеля. При этом пока неизвестно, какие очистные сооружения планируется установить на горнодобывающем комбинате. Между тем, расположится комбинат как раз на границе заповедника. В заповеднике всерьёз переживают за природу. Разложим по полочкам основные опасения защитников природы.

    * Отходы переработки

    Никеля в чистом виде в природе не бывает, в руде его порядка 10%. Руда в Новохопёрске содержит самые разные металлы, в том числе и токсичные – ртуть и уран. И чтобы добыть никель, на поверхность нужно поднять всё вместе. И лишь затем рассортировать.

    - Мой отец был директором одного из рудников Норильска, и я прекрасно знаю, как много отходов остаётся после первичной обработки никеля, - рассказывает один из критиков проекта добычи никеля кандидат технических наук, сотрудник концерна «Созвездие» Андрей Митрофанов. - Добывать никелевый концентрат, который повезут на металлургические заводы, будут в Новохопёрске. Значит, и отходы останутся здесь же. А они содержат в себе, к примеру, серу. Останется и огромное количество воды, которая используется в технологических процессах. Она будет иметь кислую реакцию, то есть это мёртвая вода. На рудниках Кольского полуострова такую воду сливают в реки без очистки. Но там чистая вода не очень нужна – некому в тех реках рыбачить и пить из них воду.

    * Гибель чернозёма

    В Воронежской области суперсовременные очистные сооружения нужны обязательно, считает старший научный сотрудник заповедника Владимир Давыденко.

    - Иначе пары серы от отходов закислят, то есть, по сути, убьют, чернозём, - вздыхая, поясняет наш собеседник. – Не говоря уже о том, что умрёт река.

    * Падение уровня грунтовых вод

    - В районе горных разработок в любом случае снижается уровень грунтовых вод, - продолжает рассказ Владимир Давыденко. - Ведь образовавшиеся после изъятия породы пустоты должны быть чем-то заполнены. В итоге наступит самая настоящая засуха, и наш заповедник может погибнуть. Обо всём этом я писал на предвыборный сайт Владимира Путина, но ответа пока нет. Нам говорят про природоохранные мероприятия. Но в то же время кругом пишут о том, что природоохранное законодательство в области горных разработок в 90-е годы было полностью пролоббировано крупными компаниями. Где гарантия того, что у нас установят самое современное очистное оборудование? Тот же Норильск, где, как сообщают, «Норникель» работает над экологией, по-прежнему самый грязный город страны.

    - Я в детстве жил в Норильске, - добавляет ещё один работник заповедника Владимир Срибный. – И бесконечно болел. Врачи прямым текстом сказали матери: «Если хотите сохранить ребёнка, уезжайте отсюда». Именно из-за этого семье пришлось переехать. Но вот теперь никель нас и здесь нашёл.

    Геологи: «Мы не в банановой республике!»

    Профессор Александр Плаксенко, который был одним из идеологов разработки никелевых месторождений, услышав доводы наших собеседников, с жаром доказывает, что всё будет хорошо.

    – Кому-то, конечно, не хочется, чтобы рядом с его домом стояла шахта. Но мы же не в банановой республике живём! - восклицает Александр Плаксенко. - Шахты после отработки ликвидируются, то есть пустоты заливают бетоном. А технология строительства шахты такова, что грунтовые воды будут отсекаться, ничего с ними не случится.

    По мнению Александра Плаксенко, в Воронежской области возведут современный горнодобывающий комбинат со всеми положенными очистными сооружениями.

    Одним из первых о любом происшествии на горнодобывающем предприятии будет узнавать управление Росприроднадзора. Руководитель управления Виктор Ступин признаётся, что подробности добычи никеля пока узнаёт, как и все остальные воронежцы, из сообщений СМИ.

    - Никель относится к тяжёлым металлам, и, конечно, он опасен, - констатирует руководитель управления и тут же осторожно добавляет: – Но надеюсь, что все меры предосторожности будут предприняты. Вопрос находится на контроле у первых лиц государства, и, думаю, они не допустят, чтобы у инвесторов в плане охраны окружающей среды слова расходились с делом.

    Вместо послесловия

    Считается, что металлургические комбинаты в основном выполняют требования российского экологического законодательства. Но вот требования эти, как показывает практика, весьма лояльны. Мы привыкли жаловаться на то, что в центре Воронежа тяжело дышать. Между тем столица Черноземья просто курорт по сравнению с Норильском и даже с Липецком. Ежегодные выбросы вредных веществ в атмосферу в Воронеже составляют 150 тысяч тонн, в Липецке, который в два раза меньше Воронежа, 340 тысяч тонн, в Норильске (а он меньше нашего города в 4 раза) – 1 миллион 920 тысяч тонн. То есть в 13 раз больше, чем у нас! Виной всему как раз металлургические комбинаты.

    Авторы текста Роман ПОПРЫГИН и Роман ПРЫТКОВ, газета «МОЁ!»

    Ответить Подписаться