• Борьба за лес у села Ямного Рамонского района

    Прокуратура проверит сообщения местных жителей о незаконной вырубке лесов у села Ямного Рамонского района. На предыдущие обращения, которые активисты пишут с 2005 года, официальные структуры отвечали, что земля находится в частной собственности и не относится к лесному фонду.

    Сельчане направили жалобы в облправительство, в результате в ситуацию вмешался губернатор Воронежской области Алексей Гордеев. На рабочей встрече во вторник, 28 ноября, глава региона рекомендовал прокурору Николаю Шишкину «детально разобраться» в происходящем. Прокурорская проверка в сопровождении экоактивистов осмотрела шесть мест вырубок в четверг, 30 ноября. На одном из участков леса нашли свежую древесину, горящие костры и людей, которые разбежались при появлении правоохранителей.

    Жители Ямного заговорили о проблеме в 2005 году. Тогда начались первые вырубки сосновых лесов, окружающих село.

    – Все начиналось потихонечку, с небольших полянок. А наглые вырубки идут уже примерно 8-10 лет. Начали обращаться в разные инстанции за объяснениями, почему искусственно высаженный в степной зоне лес уничтожают. Пошли «по ступенечкам»: сначала написали главе сельского поселения, потом в прокуратуру Рамонского района, в полицию, областное управление лесного хозяйства. Писали обращения и в администрацию президента, – рассказывает местная жительница Людмила Гладких.

    По словам активистов, оценить масштабы проблемы сложно: вырубка идет давно и в нескольких направлениях. Местные жители утверждают, что счет идет уже на несколько сотен гектаров леса. Неизвестные успели прорядить не только посадки у Ямного, но и участки леса между селом Новоподклетным и микрорайоном Подгорное.

    Жители Ямного рассказывают, что уничтожают искусственные леса, которые специально высаживали в степной зоне. Почва в этих местах песчаная, выходов чернозема очень мало, поэтому в советское время степи вокруг села решили засадить соснами: они лучше всего растут на песке благодаря стержневой корневой системе.


    Вырубки начинаются одинаково. Сначала делают просеку и подгоняют спецтранспорт. После этого, считают жители Ямного, есть два варианта развития событий: продать древесину, а на участке оставить прогалину либо построить коттеджи, которые будут пользоваться спросом из-за близости к областному центру. Сразу деревья не вырубают: по краю участка оставляют небольшую «занавеску» сосен, чтобы с дороги было не видно, что происходит в лесу.

    – Здесь постоянно идут груженные соснами лесовозы, как будто у нас тайга. Техника с астраханскими и волгоградскими номерами увозит в неизвестном направлении наш лес, – возмущается Людмила Гладких.

    Особенно сильное возмущение жителей вызвала застройка урочища «Городище» – участка дубового леса в Ямном. В 1990-е годы здесь появилась водозаборная башня, которая обеспечивала водой несколько улиц села – Лесную, Ленина и Комсомольскую. В 2005 году участки леса рядом с башней продали частным лицам. В лесу стали появляться коттеджи, к ним проложили асфальт. Жители Ямного сопротивлялись застройке, писали обращения в администрацию, но остановить строительство не смогли. Активисты не понимают, как можно было построить дома в водоохранной зоне: элитное жилье возвели во втором поясе защиты скважины, где недопустимо устраивать канализационные колодцы. С появлением коттеджей рядом с водозаборной башней связывают ухудшение качества воды в селе. В феврале 2017 года на обращения местных жителей в прокуратуре ответили, что право собственности на участки возникло до того, как закон ограничил оборот земель, «входящих в первый и второй пояс санитарной охраны водных объектов».

    «Согласно экспертным заключениям, представленные на исследования пробы питьевой воды не соответствуют требованиям СанПиНа: содержание нитратов превышает значение гигиенического норматива в 2,9-3 раза», – говорится в заключении Роспотребнадзора от декабря 2016 года.

    Сотрудники ведомства возбудили два дела об административных правонарушениях, наложили штрафы на руководство коммунальной компании, которая отвечает за эксплуатацию скважины.

    За 12 лет борьбы у активистов скопилась целая папка бумаг со стандартными ответами из официальных органов.

    «По вашему обращению была проведена проверка о рубке леса в Ямном, по результатам которой было принято решение в возбуждении уголовного дела отказать в связи с тем, что вырубка лесных насаждений проводится на территории частной собственности», – говорится в ответе отдела полиции по Рамонскому району от декабря 2016 года.

    В то же время районная прокуратура не нашла оснований для «применения мер прокурорского реагирования».

    В ответ на обращение активиста Владислава Ходаковского в 2016 году в администрации Рамонского района пояснили, что не имеют права контролировать действия собственников участков.

    «Рубка зеленых насаждений производится на землях населенных пунктов с разрешенным видом использования для жилищного строительства. Получение разрешения на проведение работ по рубке не требуется. Органы местного самоуправления не вправе осуществлять контроль за рубкой зеленых насаждений, произрастающих на землях, являющихся частной собственностью», – говорится в ответе.

    Спорная ситуация сложилась после 1990-х годов. В Советском Союзе были государственные и колхозные леса (их высаживали на землях, которые были уже непригодны для сельского хозяйства). Во время перестройки на второй тип лесов стали оформлять паевую собственность, затем участки перепродавали по цепочке – на них вырастали коттеджи. Собственник действительно может сделать на этом участке все, что захочет. Другая ситуация с лесами, которые входят в лесфонд: их закон охраняет более строго.

    В одном из ответов активистам сотрудники Рамонской прокуратуры описали схему, по которой леса оказались в руках частников. Колхоз «Путь к коммунизму» передал землю, на которой растет лес, ЗАО «Яменское» (на общем собрании членов колхоза в 1992 году). Через несколько лет появилось АО «Яменское», право собственности перешло к нему. После этих трансформаций участки начали продавать по выгодной цене. По документам лес проходил как «земли сельхозназначения с кустарниковой растительностью». Границы некоторых участков залезали на земли лесфонда. В феврале 2017 года в ответе на обращение активистов о четырех участках земли в урочище «Городище» прокуратура признала, что нарушения все-таки встречаются.

    «Вышеперечисленные земельные участки располагаются на землях лесного фонда. Земля лесного фонда находится в федеральной собственности. При этом возможность нахождения лесных участков в собственности физических лиц Лесным кодексом РФ не предусмотрена. Учитывая изложенное, право частной собственности на эти участки приобретено неправомерно», – говорится в ответе прокуратуры.

    Сотрудники ведомства отметили, что Росимущество должно подать в суд, чтобы попытаться вернуть землю в собственность государства, но это почему-то не происходит. Прокуратура направила руководителю учреждения «информацию о необходимости принятия мер».

    По результатам прокурорской проверки, которая началась 29 ноября, может быть возбуждено уголовное дело или дело об административном правонарушении.

    – Надо разбираться в законности передачи и продажи лесов. Если это действительно земли лесного фонда, то они в принципе не могут быть проданы. Их можно только передать в аренду на 49 лет, запрещено любое капитальное строительство (кроме объектов инфраструктуры). Другая ситуация с лесами на землях сельхозназначения. Но нужно сохранять любые леса в нашей малолесной зоне, особенно вокруг Воронежа. У нас и так в регионе всего 10% территории покрыто лесами. На общественных слушаниях о зеленом поясе я как раз предлагал включить в него земли Подгоренского и Сомовского лесхозов.

    КИРИЛЛ УСПЕНСКИЙ

    доцент кафедры экологического образования ВГПУ

    Ответить Подписаться