• Арсений (Костюрин), архиепископ, епископ Воронежский в 1704-1712 гг.

    Архиепископ Арсений (Костюрин)

    Архиепископ Арсений (Костюрин) родился 15 февраля 1637 года.

    Род Костюриных принадлежал к древним дворянским фамилиям. Об этом свидетельствует грамота Псковского дворянского депутатского собрания о внесении Костюриных в VI часть родословной книги. Иван Костюрин еще в 1629 году получил за службу поместье. Его сын, Иван Иванович, был в 1656 году пожалован в московские дворяне, другой сын, Афанасий Иванович, в 1686 году имел чин стольника.

    • Время пострижения его в монашество и рукоположения неизвестно. Скорее всего, как дворянин он находился на военной службе и вступил на духовную стезю под влиянием определенных обстоятельств (например, смерти жены).
    • 1684 г. – о. Арсений был посвящен в архимандриты Спасского монастыря в Ярославле.
    • 9 января 1687 года переведен в Москву настоятелем Спасо-Андроникова монастыря.
    • 24 августа 1690 года участвовал в церемонии поставления Патриарха Адриана.
    • 12 февраля 1692 года о. Арсений назначен архимандритом Чудова монастыря в Кремле. Перевод его в эту знаменитую обитель совершился в день памяти основателя этого и предыдущего монастыря митрополита Алексия, канонизированного в середине XV века.
    • Переводу Арсения в придворную обитель, вероятнее всего, посодействовал Патриарх Адриан. Чудовым монастырем архимандрит Арсений управлял почти 12 лет. Он, несомненно, часто встречался здесь с Петром I, который посещал обедни, а в 1690 году крестил тут сына Алексея.
    • Назначение Арсения на Воронежскую кафедру свидетельствует о том, что эти встречи не прошли даром, и царь Пётр убедился, что нашел достойного преемника любимому святому старцу Митрофану Воронежскому. Историк владыка Евгений (Болховитинов) отмечает, что о. Арсений “был с государем в походах и любим был от него”. Сомнительно, чтобы почти 60-летний чудовский настоятель участвовал в Азовских походах 1695–1696 годов – наиболее ранних военных акциях молодого Петра. Возможно, что под государём владыка Евгений подразумевал царя Алексея Михайловича. Тем более, что участие молодого дворянина Костюрина в военных кампаниях представляется вполне обоснованным.
    • Арсений получил ранг архиепископа и прибавку к титулу “Воронежский” еще и “Елецкий”. В присвоении архиерею звания архиепископа следует видеть не только личное расположение Петра I к Арсению, но и, прежде всего, стремление царя-реформатора повысить церковный статус тогдашней корабельной “столицы” России. Таким образом, молодая Воронежская епархия, единственная епископия после присоединения Тамбовской епископии к Рязанской митрополии в 1701 году, была уравнена в иерархическом отношении со старинными русскими епархиями.
    • Посвящение 67-летнего архимандрита Арсения “в богоспасаемыя грады Воронеж и Елец во архиепископы” состоялось 2 июля 1704 года. В хиротонии участвовали пять архиереев: митрополит Рязанский и Муромский Стефан (Яворский), митрополит Сарский и Подонский Иларион (Властелинский), митрополит Нижегородский и Алатырский Исайя, архиепископ Вологодский и Белозерский Иосиф, архиепископ Устюжский и Тотемский Иосиф.
    • В Воронеже ждали архиерейского поставления. Еще 19 января 1704 года в Воронежском архиерейском доме был получен из Москвы из Монастырского приказа указ о высылке в столицу певчих и различных служителей с ризницей и тремя архиерейскими облачениями на поставление нового преосвященного. 27 января в Москву выехало 29 человек: 18 певчих и другие “принадлежащие всяких чинов люди”. Кроме ризницы, они везли с собой “к поставлению архиерейскому” кадку “меду сырцу” и другие припасы. В Москве на Воронежском архиерейском подворье в Китай-городе, которое было устроено еще святителем Митрофаном Воронежским, певчие прожили до середины апреля. Они уже опасались, как бы им “с голоду не помереть и дотла не разориться”. Певчие были отправлены обратно в Воронеж, а архиерейская ризница была оставлена в Знаменском монастыре. 5 марта в Благовещенской церкви имело место “благодарное молебное пение о поставлении архиерея на Воронеж”. Вторичное распоряжение о высылке певчих в Москву было послано 2 июня 1704 года, и певчие отправились в Москву с “великим поспешеством”.
    • Новопосвященный воронежский архиерей поместился на Воронежском подворье и проживал в Москве долго.
    • 2 декабря 1704 года по его указанию в Москву был послан денежный сбор из архиерейской домовой казны. Значительную часть денег, полученных из Воронежа, он употребил в Москве на приобретение архиерейской ризницы, так как епископам с 1705 года предписывалось служить в саккосах (до этого патриаршей привилегии), а не в ризах и мантии носить митрополитные, а клобуки черные. По указу нового владыки от 1 сентября 1705 года были составлены “Книги переписныя домовой архиерейской ризницы”. В первой части перечислялось то, “что построено в прошлых годех по семьсот четвертой год” при епископе Митрофане, во второй – “строение” ризницы в начале архиепископства Арсения. При следующем архиерее, митрополите Пахомии, книги были доведены до конца правления епископа Арсения. В них перечисляются саккосы, ризы, подризники и другие атрибуты церковного служения. Некоторые саккосы были переданы из риз святителя Митрофана, но большая часть облачений сделана вновь. В “Воронежской старине” (выпуск IX) Т.М. Олейников, сравнивая по приходно-расходным книгам быт архиерейского дома при святителе Митрофане и архиепископе Арсении, замечает, что он уже не имел той простоты, которая была характерна для времен святителя. Однако архиепископ Арсений высоко чтил своего предместника и постоянно совершал помин по нему, согласно его завещанию.
    • В начале XX века в Митрофановском монастыре сохранялись блюдо для освящения хлебов и чаша для освящения воды, сделанные на средства Арсения в 1706–1708 годах для Благовещенского собора. Архиерейская ризница собора пополнялась также за счёт пожертвований вкладчиков. Таковыми при Арсении выступали вдовствующая царица Марфа Матвеевна, урожденная Апраксина, супруга царя Федора Алексеевича, несомненно, приезжавшая к брату в Воронеж, корабельный мастер Ф.М. Скляев, “товарищ адмиралтейца” Ф.М. Апраксина в Москве, стольник Г.А. Племянников, а также аналогичный помощник и заместитель в Воронеже стольник М.П. Измайлов.
    • При архиепископе Арсении не позднее 1706 года была устроена деревянная домовая церковь, пристроенная к каменным архиерейским палатам. Эту церковь Н.И. Поликарпов отличает от теплой “соборной церкви” святых верховных апостолов Петра и Павла, в которой в 1712 году до погребения лежало тело Арсения. Этот храм не упоминается в более ранних источниках, хотя историк владыка Евгений (Болховитинов), не указывая оснований, предполагает, что он существовал еще при епископе Митрофане. Нет сомнения, что построена церковь была именно при Арсении. Это подтверждается сообщением архимандрита Димитрия (Самбикина) о том, что в том же 1712 году архиепископ сам освятил собор также во имя апостолов Петра и Павла на Осереде (с 1715 года – Павловск). Выбор святых, безусловно, связан с именем Петра I, назвавшего в честь своего небесного покровителя и новую столицу России – Санкт-Петербург. Следует упомянуть здесь и сообщение митрополита Пахомия о том, что им была построена и освящена 4 августа 1715 года церковь Петра и Павла в трапезе соборной церкви, где была книгохранительная палата. Таким образом, история этого храма требует дальнейшего изучения.
    • Архиепископ Арсений пользовался особенным расположением Петра I. Отношения царя-реформатора и бывшего чудовского архимандрита отличались добросердечностью. В его архиерейство Петр приезжал в Воронеж два раза: в 1705 и 1709 годах.
    • 28 марта 1705 года царь писал А.Д. Меншикову, сообщившему радостную новость с фронта Северной войны, что “про ваше здоровье довольно житкого употребляли, купно с преосвященным Арсением, у которого тот час обедали”. Грамотой от 28 марта государь пожаловал Арсению для построения загородного архиерейского двора дачу на “Подсенной поляне”, известную в литературе под именем Троицкой архиерейской дачи (сейчас это место напротив парка “Динамо”).
    • С 13 февраля по 9 апреля 1709 года Петр вновь находился в Воронеже. Весной на церемонию спуска боевых кораблей на воду сюда приехали царевич Алексей Петрович, канцлер Г.И. Головкин, кабинет-секретарь А.В. Макаров и другие знатные особы. Торжественное мероприятие сопровождалось богослужением в Успенской (Адмиралтейской) церкви с несомненным участием архиепископа Арсения. 10 апреля Петр отплыл из Таврова вниз по реке Воронеж. Его путь лежал к Азову. Подробности плавания нам неизвестны, сохранилось лишь одно царское письмо. Важную деталь поездки раскрывает сообщение архимандрита Димитрия (Самбикина) о том, что Петр Великий отправился на Азовское море с владыкой Арсением. Этот факт проверить невозможно, поскольку используемые исследователем приходно-расходные книги архиерейского дома не сохранились. Однако ссылка на этот скрупулезный источник не оставляет сомнений в достоверности факта. Наиболее вероятной выглядит и привязка путешествия архиерея по Дону именно к 1709 году, так как в предыдущий приезд царь таковых “экскурсий” не совершал.
    • Во время плавания весной 1709 года Петр вместе с иностранными и русскими корабельными мастерами осмотрел место при впадении реки Осереди в Дон и вскоре приказал заложить здесь верфь и крепость. Возможно, что именно тогда царь и архиерей вели речь о будущем соборе в честь святых апостолов Петра и Павла. 20 апреля Петр I прибыл в Азов и спустя несколько дней отправился в Таганрог. Вскоре сюда пришел корабль “Ластка”, на котором Петр провел несколько дней. Дополнительным аргументом к сообщению архимандрита Димитрия (Самбикина) о том, что владыка Арсений сопровождал царя, может послужить именной указ Петра от 27 апреля 1709 года по челобитью Арсения о пожаловании ему “по смерть” сельца Ивойлова с угодьями в Рузском уезде. Сельцо являлось вотчиной Спасского Ярославского монастыря, в котором воронежский иерарх некогда был настоятелем.
    • В начале июня Петр прибыл под Полтаву, а церковным властям следовало возносить благодарственные молебны за победу русского оружия над шведами.
    • Указом из Адмиралтейского приказа на Воронеже от 25 июня 1709 года предписывалось во всех острогожских церквах петь “благодарное служение” со звоном по 3 дня, чтобы Господь помог царю “одолети полки швецкого короля”. Подобные службы проводились и в других городах. Затем звонили по случаю Полтавской виктории. Сообщение об этом было получено в Воронеже 16 июля. Отвечая на царское послание о “несказанной и неслыханной преславной виктории” воронежский обер-комендант С.А. Колычев писал, что за эту ликующую новость “молебным благодарением преосвященный архиепискуп со всенародным множеством Богу хвалу воздавали”.
    • Скончался 18 июля 1712 году в Троицком загородном архиерейском доме. Отсюда тело его было перенесено в соборную деревянную церковь верховных апостолов Петра и Павла, где находилось более месяца. Одной из причин этой задержки могло быть ожидание каких-либо распоряжений от царя Петра, который некогда принимал личное участие в погребении епископа Митрофана Воронежского. Погребение состоялось 26 августа в Благовещенском соборе, по указу “благочестивейшего Государя царя Петра и Великого князя Петра Алексеевича”. Погребение отправляли архимандрит Воронежского Алексеевского монастыря Иоасаф, настоятели всех монастырей епархии и “прилучившийся священный собор”. В 1718 году по разрушении собора тела обоих архиереев были перенесены в деревянную церковь Неопалимой Купины, а по его отстройке в 1735 году возвращены обратно в Благовещенский храм и погребены рядом.
    • По указу от 12 сентября 1712 года из канцелярии Расправных дел воронежским посадским людям было предложено выбрать из своей среды десять представителей для оценки имущества почившего архиерея. В комиссию вошли самые “добрые” (т. е. зажиточные и авторитетные) лица: Никифор и Василий Русиновы, Антон Сахаров, Василий Нечаев, Максим Тулинов, Иван и Никула Носковы, Тимофей Сахаров, Потап Гарденин, Иван Колесников. Содержание описи традиционно: посуда, разнообразная одежда, 2335 рублей денег. Имущество было складировано в магазинах, деньги отправлены на Елец в канцелярию ландрихтера (земского судьи) С.Т. Клокачева. Впоследствии митрополит Пахомий неоднократно просил выдать их на строительство Благовещенского собора, в 1718 году он получил долгожданное разрешение использовать деньги предшественника в строительных целях.

    О выдающихся качествах владыки Арсения, писал в начале XX века краевед Н.И. Поликарпов, свидетельствуют “как уважение к нему царя Петра Великого и царицы Марфы Матвеевны, так и народная молва, причислившая его к числу святых избранников Божиих, несмотря на полное отсутствие биографических о нем сведений”. В зале Троицкого загородного архиерейского дома тогда же сохранялся его портрет, имевший “удивительное сходство в чертах и выражении лица” с портретом святителя Митрофана.

    Предстоятели Воронежской епархии - воронежский-край.рф/wiki/v/4814


    Ответить Подписаться