• Юрий Куклачёв и его кошки в Воронеже

    Гастроли единственного во всём мире Театра кошек под руководством Народного артиста России Юрия Куклачёва в Воронеже проходят чуть ли не ежегодно, и зачастую на одной и той же сценической площадке – во Дворце культуры имени 50-летия Октября.

    Как и прежде, на «кошачьих» представлениях - аншлаги. А секрет популярности прост – спектакли с участием Юрия Куклачёва всегда красочны и эмоциональны, номера сочетают клоунаду и цирковые трюки. Публике это очень нравится. Поэтому его спектакли всегда любимы взрослыми и детьми. Но самое главное то, что они учат доброте.

    Вот и на днях в ДК имени 50-летия Октября собрался полный зал. Пришли мамы и папы, бабушки и дедушки со своими детьми и внуками, студенты и даже курсанты военного вуза. Незадолго до начала спектакля Юрий Куклачёв любезно согласился ответить на несколько вопросов корреспондента «Коммуны».

    - Вас знают во многих странах мира. И всё же Воронеж в вашем плотном гастрольном графике занимает, как я понял, далеко не последнее место. Почему?

    - Воронеж я люблю. Красивый город, с замечательными людьми и сложившимися традициями. К тому же ваш город меня со многим связывает. В далёком 1972 году я был задействован в премьерном спектакле в вашем цирке, который только-только выстроили и открыли. Работал в жанре клоунады и уже с кошками. Тоже был аншлаг, а творческой энергии нам придавала добрая зрительская атмосфера. Воронежцев, как я тогда понял, уж очень любопытство раздирало увидеть новый стационарный цирк. Мы получались вроде как первопроходцы.

    - Кстати, а где вам работается легче: на манеже или на театральной сцене?

    - По всякому бывает. Например, в театре вся сложность заключается в том, что мои кошки выходят на сцену с привычной для них, правой, стороны. Ассистентам так удобнее их выпускать. Отработали трюк - в корзинку, отдыхать. Да и мне проще подготовиться к следующему номеру. Не собирать же кошек по всему закулисью, если вдруг они захотят погулять по театру?

    Кстати, когда я с кошками работал на манеже, то у меня особых проблем с дрессурой не возникало. Но годы проходят. Работать в цирке сегодня мне уже тяжеловато будет, нужна особая сноровка, да и кошки к манежу должны привыкнуть. Они очень пугливы. Их дрессура – дело достаточно трудоёмкое и отнимает много времени. Вся сложность не в том, чтобы трюк с кошкой придумать, зная её нрав и характер, а чтобы из нёё получилась хорошая актриса. В цирке сегодня кошки тоже работают, но трюки, как мне кажется, получаются скучными. А у нас уже сам выход хвостатого артиста чего стоит! Выходят с вальяжным видом, перед исполнением трюка могут и почесаться о мою ногу или ногу ассистента. Но номер будет исполнен безукоризненно. Одним словом – артисты!

    - И так же, как и пять лет тому назад, когда мы с вами беседовали, в вашей кошачьей труппе около ста двадцати кошек?

    - Что вы, гораздо больше! Сегодня в «труппе» у меня свыше двухсот хвостатых артистов. Практически представлены почти все породы кошачьих.

    - И все уживаются?

    - Ещё как уживаются! Да, мы никого насильно в театре не держим. На ночь даём им свободу передвижения. Кто хочет, бродит по театру, решает свои вопросы. Бывает, котят отдаём в добрые руки. А некоторых, наоборот, подбираем с помойки. У нас им намного лучше живётся и, думаю, работается.

    - А что же подвигло вас в своё время заняться дрессурой кошек, в деле тогда новом и почти неизвестном в цирке?

    - А произошло всё для меня неожиданно. Тогда я с кошками только начинал работать, и произошло это, как я уже сказал, в Воронеже. Однажды ко мне в гримёрку заглянул клоун Народный артист России Борис Вяткин и говорит: «Что ты всё ерундой занимаешься? Кошки – это не дрессура, давай я тебе мою Манюню подарю?» Манюня – это его дрессированная собачка, умевшая по команде считать до десяти. Сам же он тогда собирался уходить на пенсию. И продемонстрировал мне свой «фокус». Спрашивает у Манюни: «Сколько будет дважды два?» Та лает четыре раза. Словом, не псина, а математик какой-то. Но я не поддался такому искушению. В Воронеже впервые и стал обкатывать свои репризы с кошками. А сегодня уже работаю в своём Театре кошек в Москве. Место хорошее, труппа разместилась в бывшем кинотеатре «Призыв». Сейчас, правда, мы закрылись на капитальный ремонт. Решил я создать при театре музей кошек, проводить выставки.

    - Чем привлекают зрителя ваши спектакли, так это необыкновенной добротой. Не тяжело сегодня быть добрым сказочником?

    - А это теория почти всей моей жизни. У меня о доброте и книги есть. В них описываю различные жизненные ситуации, которые развивали бы у малышей положительные человеческие качества. Благотворительные спектакли организуем. Целую научную лабораторию доброты открыл. По этому методу и своих детей воспитал. Они сами пробивали себе дорогу в жизнь. Старший сын, Дмитрий, сейчас второй труппой в театре кошек командует, в прошлом – выпускник циркового училища, в Англии стажировался. Младший, Володя, артист балета в Большом театре, дочь Катя – известная художница.

    Вообще, это тема отдельного серьёзного разговора. Вы посмотрите, что сегодня в стране происходит. Дети никому не нужны. Как они могут стать добрыми? Отсюда и подростковая преступность, и детская беспризорность, и неуважение к старшим. Во время своих гастролей в Париже я как-то местным журналистам сказал об этом. Так мне позвонили из Министерства образования Франции с предложением провести такой показательный урок. И я его провёл во Дворце спорта. Собралось несколько тысяч детей. Через переводчика общался с ними, рассказывал о животных, о своих хвостатых артистах, а кошки демонстрировали трюки. А теперь провожу такие «уроки доброты «в России. И каждый раз - новая тема. Например, как слушать тишину, быть вежливым, преодолевать обиды. Все они подчинены строгой системе, тщательно проработаны и описаны в моих книгах.
    Источник: газета «Коммуна» №165 (25993), 07.11.2012г.
    Reply Follow