• Служение всенощного бдения накануне дня памяти обретения мощей святителя Митрофана Воронежского

    Служение

    Митрополит Воронежский и Борисоглебский Сергий возглавил служение всенощного бдения накануне дня памяти обретения мощей святителя Митрофана Воронежского у его честных мощей в Благовещенском кафедральном соборе.
    День памяти обретения мощей первого епископа Воронежского святителя Митрофана из года в год собирает под сводами храма, где покоятся его честные мощи, множество богомольцев со всей России.

    Накануне праздника торжественное служение всенощного бдения в Благовещенском кафедральном соборе возглавил Правящий Архиерей Воронежской и Борисоглебской епархии митрополит Сергий. Его Высокопреосвященству сослужили викарий Воронежской епархии епископ Острогожский Андрей, секретарь Воронежского епархиального управления протоиерей Андрей Скакалин, благочинные церковных округов и сонм клириков епархии, прибывших почтить память воронежского первосвятителя. На богослужении присутствовали преподаватели и воспитанники Воронежской Православной Духовной семинарии.

    За всенощным бдением был пропет акафист святителю Митрофану.

    Акафисты и молебны у раки с мощами Небесного покровителя воронежской земли также совершались в течение всей ночи - от окончания всенощного бдения и до начала ранней литургии.

    Повествование об открытии мощей и чудесах святителя Митрофана, первого епископа Воронежского:

    Заветы святителя Митрофана своей пастве молиться об упокоении души его не были забыты ею. Образ любвеобильного и милосердного епископа глубоко врезался в душу народную, чуткую к проявлениям святости на грешной земле, и много благоговейных почитателей памяти почившего святителя стекалось к его могиле, чтобы отслужить панихиду. Поколение свидетелей благочестивой жизни первопрестольника Воронежского сменилось другим, но память о нем не ослабевала; не редели, а увеличивались ряды молящихся у гроба святого, где многие, по молитвенному ходатайству его пред Господом, получали чудесную помощь. Вскоре Господь, исполняя благочестивые чаяния почитателей святителя Митрофана, как угодника Божиего, положил начало его открытому прославлению.

    Соборная Благовещенская церковь, созданная трудами святителя Митрофана, около 1717 года стала рушиться. Собор пришлось разломать, чтобы материалом его воспользоваться для постройки нового, который был заложен на более прочном фундаменте и на месте, не угрожавшем целости здания. Работы были начаты в 1718 году, и тогда же гроб с телом святителя Митрофана из исподней палаты Архангельского придела, тоже значительно пострадавшего, по повелению епископа Воронежского Пахомия, перенесен в храм в честь иконы Божией Матери "Неопалимая Купина", под деревянной соборной колокольней. По окончании постройки, в 1735 году, тело святого Митрофана перенесли в новый кафедральный собор и погребли "в правом крыле собора, близ самой южной стены, в вышнем первом месте, к углу". При обоих перенесениях тело святителя оказалось нетленным, так что окончательно окрепло убеждение в святости почившего первопрестольника Воронежского, и все шире и шире по лицу земли Русской начало распространяться благоговейное почитание его памяти.

    С 1830 года особенно усиливается стечение богомольцев ко гробу святителя, и, как бы в ответ на это возрастание благочестивой ревности к его памяти, возрастают чудесные явления помощи Божией у могилы Его угодника. Обо всем этом святитель Антоний (Смирницкий), епископ (впоследствии архиепископ) Воронежский и Задонский довел до сведения Святейшего Синода, который, ожидая дальнейших указаний Промысла Божиего относительно прославления святителя Митрофана, предписал владыке Антонию скромное и осторожное наблюдение событий. Так как из среды притекавших ко гробу святителя делались заявления о чудесных исцелениях, то решено было заносить их в особую записку. До поднесения всеподданнейшего доклада императору Николаю Павловичу об открытии мощей святителя Митрофана Синоду было представлено девяносто девять свидетельств о чудесах, совершившихся по заступлению первосвятителя Воронежского. Из них приведем здесь некоторые, наиболее примечательные.

    Липецкий помещик Иоанн Николаевич Ладыгин, потрясенный семейным несчастьем, в 1829 году расхворался. Чем далее шло время, тем больше усиливался недуг, так что, наконец, больной не мог пошевельнуться, и его с трудом передвигали при помощи простынь; при этом он совсем лишился сна и только непродолжительная дремота на короткое время облегчала его страдания. В таком, почти безнадежном, состоянии Ладыгин, слышавший об исцелениях при гробе святителя Митрофана, вдруг почувствовал горячее желание отправиться в Воронеж и поклониться его гробу. С этой мыслью он заснул. Проснувшись, больной с радостью заметил неожиданное облегчение от тяжкой болезни: он мог сам поднять голову и сидеть в постели, прислонясь к подушке; вскоре при помощи костылей он стал переступать по несколько шагов. В таком состоянии Ладыгина привезли в Воронеж. Здесь его на кресле внесли в собор. Отслужен был молебен пред иконой Богоматери, стоящей над могилой первосвятителя Воронежского, а после него панихида по епископе Митрофане. Когда, по окончании панихиды, на больного возложили мантию угодника Божиего, он сейчас же почувствовал такое облегчение, что вышел из собора без посторонней помощи и с одним лишь костылем. Дома он все еще чувствовал себя не совсем здоровым, но когда снова отправился в Воронеж и опять пришел в собор, к могиле святителя, то возвратился уже совершенно выздоровевшим.

    Тот же Ладыгин испытал проявление благодатной помощи святителя Митрофана и над своим семейством. Через год по исцелении самого Ладыгина сильно захворала горячкой его одиннадцатилетняя дочь; она впала в беспамятство и была при смерти. Но вот ей явился во сне святитель Митрофан, облеченный в архиерейские одежды, и благословил ее; с этого момента больная девочка стала быстро поправляться.

    Дочь однодворца Трофимова Параскева, восемнадцати лет, страдала от припадков, к которым затем присоединилась новая болезнь: у нее на носу появился нарост, который скоро разросся почти во все лицо. С усердием почитая память святителя Митрофана и горячо веруя в силу его молитвенного заступления, больная, в продолжение трех месяцев, ежедневно приходила в Благовещенский собор к могиле святителя. Здесь, по ее желанию совершались по нем панихиды и служились молебны пред иконой Богоматери. И вот однажды, вернувшись из собора домой, Параскева в полубодрственном состоянии увидела святителя Митрофана, который сказал ей: "Полно тебе лечиться: я - Митрофан, будь здорова".

    Когда на другой день на больную возложили мантию святителя, нарост на носу ее начал опадать и совершенно исчез. Через неделю с больной сделался припадок, сопровождавшийся страшной рвотой, и это был последний мучивший ее припадок, не повторявшийся более.

    Вообще многие, получившие чудесную помощь святителя Митрофана во время его явлений, узнавали впоследствии своего благодатного целителя, взглянув на его изображение, подлинное происхождение которого тоже чудесно.

    В 1830 году воронежский купец Гарденин, испытавший на себе благодатную помощь святителя Митрофана и почитавший его как великого угодника Божиего, нашел очень старинный портрет первопрестольника Воронежского. Желая иметь изображение святителя, Гарденин обратился с просьбой к любителю-художнику, чиновнику Швецову, чтобы он снял с портрета копию. Но портрет был так ветх, что трудно было уловить черты, стертые временем. Боясь исказить лик великого святителя, Швецов отказался исполнить просьбу Гарденина. Изменить это решение не могли и убеждения Воронежского святителя Антония (Смирницкого), также желавшего иметь изображение первосвятителя Воронежского, память которого он благоговейно чтил. Однажды владыка Антоний, после тщетных стараний убедить Швецова, с глубокою уверенностью сказал ему: "Не сомневайся: ты увидишь святителя наяву или во сне".

    Швецов поверил словам святого архиерея и весь тот день провел в молитве к Богу, чтобы Он сподобил его увидеть святителя Митрофана. И вот на следующую же ночь Швецов увидел во сне старца, но только в сумраке, неясно; затем свет рассеял сумрак и пред ним стояло совершенно отчетливое изображение святителя Митрофана, которое он будто бы и поспешил списать. Когда Швецов проснулся, то образ святителя так живо запечатлелся в его душе, что он без труда по памяти воспроизвел его на холсте. Затем он рассказал преосвященному Антонию о чудесном явлении святителя Митрофана и показал нарисованное им изображение. Владыка благословил Швецова писать копии с этого изображения, имея в виду желание многих почитателей памяти первопрестольника Воронежского.

    Наступил, наконец, "предуставленный свыше час прославления угодника Божиего, потрудившегося подвигом добрым на пользу Церкви и Отчизны".

    Весною 1831 года производилась поправка обветшавшего Воронежского кафедрального собора; между прочим, нужно было освидетельствовать прочность фундамента и переменить пол. Когда церковный помост был разобран, то близ стены, на правой стороне, оказался склеп с разломанным на верху его отверстием. Через это отверстие увидели непокрытый гроб (крышка истлела), а в нем тело святого Митрофана "в нерушимой целости". Об обретении мощей в начале 1832 года тайно было донесено императору Николаю Павловичу, который передал дело на рассмотрение Святейшего Синода с условием, чтобы оно велось негласно. Духовное завещание первосвятителя Воронежского, являющееся достойным отображением благочестивых чувств и мыслей, которыми он руководствовался в своей жизни, и записка от епископа Антония об исцелениях при гробе святителя Митрофана побудили Святейший Синод не медлить более с прославлением угодника Божиего.

    Для освидетельствования мощей была образована особая комиссия, в состав которой вошли: Евгений, архиепископ Рязанский, Антоний, архиепископ Воронежский, Герман, архимандрит Московского Спасо-Андрониева монастыря, и несколько лиц из Воронежского духовенства, по своему положению и благочестивой жизни пользовавшихся общественным доверием. Подробное освидетельствование места погребения святого Митрофана, гроба, священных облачений и честного тела его, производившееся 18-19 апреля 1832года, не оставляло никакого сомнения в святости мощей. Производившая дознание комиссия доносила Святейшему Синоду, что, несмотря на чрезвычайную сырость места погребения святителя Митрофана, исподняя доска гроба, "на коей покоится тело, особенно осталась целою"; схимонашеское облачение святителя оказалось невредимым, а тело его нетленным. Вместе с этим донесением комиссия представила в Синод сведения о чудесах, совершившихся по молитвенному заступлению святителя Митрофана: сведения эти были собраны комиссией на месте под присягою и за рукоприкладством лиц, или на себе испытавших, или видевших на своих домочадцах чудесную помощь угодника Божиего. Получив донесение комиссии, Святейший Синод представил императору Николаю Павловичу на утверждение доклад, в котором было постановлено:

    1) Тело Воронежского епископа Митрофана, в схимонахах Макария, признать за мощи несомнительно святые.

    2) Износя оные с подобающею честию из подземного склепа в кафедральный Благовещенский собор, положить в приличном и открытом месте для общего поклонения.

    3) Службу преосвященному Митрофану отправлять общую, положенную святителям, пока не будет составлена и Синодом одобрена особая ему служба.

    4) Память сего святителя праздновать в день преставления его, 23 ноября.

    К 200-летию преставления святителя появился ряд ценных изысканий из его жизни благодаря трудам местных воронежских исследователей: открыты и изданы новые материалы, написаны очерки разных сторон жизни и деятельности святителя - материалы и очерки, послужившие главными источниками для настоящего жизнеописания.

    Ответить Подписаться