• Виктор Ерофеев на Платоновском фестивале

    Известный писатель на встрече с воронежцами продемонстрировал, что он и его тексты гораздо глубже и тоньше противостояния между либералами и патриотами, славянофилами и западниками, охранителями и освободителями, в которое его пытаются втянуть
    Виктора Ерофеева всю жизнь сопровождают скандалы. В конце семидесятых его причислили к диссидентам за участие в знаменитом неформальном альманахе «Метрополь». А уже в новые времена писателя записали в хулиганы, матершинники и русофобы. В марте 2009 года националисты из Движения против нелегальной иммиграции, обратилась в прокуратуру с просьбой проверить текст книги Ерофеева «Энциклопедия русской души» на наличие в нём элементов экстремизма и разжигания национальной розни. Авторы заявления цитировали ерофеевский текст: «Русских надо бить палкой. Русских надо расстреливать. Русских надо размазывать по стене. Иначе они перестанут быть русскими».

    На встрече с воронежскими читателями Виктор Владимирович объяснил, зачем он пишет неприятные и оскорбительные для многих тексты. Его лекция называлась «Писатель и революция» и была посвящена проблемам общественного сознания при исторических переломах, которые в России происходили с удручающей регулярностью. «Большевистская революция отменила ценности предыдущей эпохи, но создала собственные, к которым можно относится по-разному, но они существовали, их разделяло огромное число людей, - напомнил писатель, - после распада Союза коммунистические ценности для большинства потеряли смысл, но новых ценностей обществу никто предложить не смог. Сейчас у каждого человека есть мешок, куда он складывает свои представления о жизни и смерти, добре и зле, должное и недолжное. Но в России нет двух человек, у которых эти мешки были бы одинаковыми, нет ценностей, разделяемых всеми. Поэтому нам так трудно разговаривать».

    Заполнением пустоты между людьми, по мнению Ерофеева, и занимается современной литература, правда, пока не очень успешно. «Нас мало, - заявил Виктор Ерофеев, - настоящих писателей можно пересчитать по пальцам. Сейчас – не Серебряный Век, после которого философов и писателей можно высылать целыми пароходами». Каким-то образом он умудрился произнести это и без смущения и без рисовки, как человек, знающий себе цену. Кроме себя, настоящими писателями он считает Эдуарда Лимонова, Владимира Сорокина и Виктора Пелевина, а остальных собратьев по перу «скорее журналистами». Свою роль Ерофеев сравнил с той, что играл в 18 веке маркиз де Сад: «В эпоху просвещения, в эпоху Вольтера и Руссо господствовало убеждение, что человек по природе добр, и лишь маркиз де Сад показал, что бывает с человеком при полной безнаказанности. Чтобы бороться со злом, надо знать о нем, осознавать и понимать его, в том числе – внутри себя». Себя он считает исследователем человеческой природы, в том числе темных страстей.

    По мнению писателя, в России все еще сильна убежденность в том, что «человек хорош, обстоятельства плохи», с которой он по мере сил пытается бороться. Равно как и с повышенной, по его мнению, агрессивностью и нетерпимостью в нашей обществе. «У нас в стране до сих пор сохраняются архаические традиции уважения к силе кулака. Неподчинение общепринятым законам вызывает у нас скорее радостный интерес, чем осуждение. Такое впечатление, что русской жизни хочется состоять не столько из правил, сколько из их нарушений. Это встречается на каждом шагу: достаточно посмотреть, как у нас водят машины, - напомнил он собственную недавнюю статью в журнале «Огонек», - Одни нарушают правила, потому что у них на это есть право; другие — потому что им на все наплевать. По-моему, заплутав в истории после окончания социализма, мы простодушно впали в феодализм».

    Но, судя по доброжелательному настрою аудитории и отсутствием в ней кого-либо, желающего заявить свое «фи» знаменитому «русофобу» или кинуть в него гнилым овощем, в Отечестве более-менее благополучно и с терпимостью, и миролюбием.
    Ответить Подписаться